На главную

Мерзляковский пер. 11

Москва, 121069,
Мерзляковский переулок, д. 11

(495) 691-05-54

Участники экспедиции:

Константин Корзун (руководитель экспедиции)
Екатерина Иванова (преподаватель МГК)
Владимир Поздняков (преподаватель колледжа)
Екатерина Бойцова
Анна Ефанова
Кирилл Кузьмин
Юлия Кабакова
Мария Николаева (преподаватель колледжа)
Сергей Михеев
Юлия Дмитрюкова (сотрудник колледжа)
Виктория Белунцова
Татьяна Иванова-Дятлова
Николай Афонин
Студенты-практиканты:
Елисей Карпов
Зоя Вязовская
Лидия Пушкарь
Эмиль Абильфазов

О районе


Печора

Усть-Цильма — древний и прекрасный край. Годом основания села на реке Печоре считается 1542 г., а нынешний Усть-Цилемский район был заселен людьми еще во II-III тысячелетии до н. э. Русские пришли на Печору в XIV веке, это было связано с новгородской колонизацией Севера. В XV веке, уже в период существования единого Московского государства на Цильме была организована добыча медной и серебряной руды — Московскому государству после реформ Ивана III требовался металл для чеканки денег. Цилемские медные и серебряные рудники стали первым в России разработанным месторождением полезных ископаемых.

Основание на Печоре собственно села Усть-Цильма связывают с именем новгородца Ивана Дмитриевича Ластки, который, возглавив несколько новгородских семей, устремился к берегам великой северной реки. В 1542 г. ему была пожалована грамота, разрешавшая разработку земель и освобождавшая его от повинностей. Постепенно на Печору стали приходить пинежане и мезенцы (жители рек Пинеги и Мезени).

Вторая волна заселения края связана со старообрядчеством. Преследование старообрядцев в центральных регионах России усиливается, и начиная с конца XVII века старообрядцы переселяются все дальше от метрополии. В это время ими осваиваются берега притоков Печоры — Пижмы и Цильмы.


Деревенская улица

Сложные условия севера и определенная замкнутость старообрядцев наложили свой отпечаток на традиционную культуру района. Кроме того, еще до недавнего времени Усть-Цильма была весьма труднодоступна. Только в 1932 г. здесь был создан аэродром, а до этого в Усть-Цильму можно было попасть только по трактовой дороге через безлюдную тайгу с Мезени (это около 300 км). Регулярное автобусное сообщение с железнодорожной станцией Ираёль (именно так мы попали в Усть-Цильму) было открыто только в 2002 г., после постройки моста через р. Заостровка. А в некоторые деревни попасть мы так и не смогли. Например, был запланирован маршрут в село У́ег. Но для этого нужно было переправиться через Печору в месте, где нет парома, и потом преодолеть 6 километров такой дороги, по которой даже трактор не смог бы пройти — все это пространство изрезано неисчислимыми рукавами и старицами Печоры. Как нам объяснили, устойчивое дорожное сообщение с Уегом возможно только зимой, по льду. И таких сёл и деревень по району довольно много.

Вообще же Усть-Цильма стала сравнительно легко достижима из больших городов, и едва ли не каждое лето сюда устремляются разнообразные экспедиции. Наталья Павловна Колпакова, известная ленинградская фольклористка, в 1929 году добиралась из Ленинграда до Усть-Цильмы три недели, в 1955 — неделю. Мы же на дорогу из Москвы потратили менее двух суток.


Северный дом

Население района исключительно русское — потомки новгородцев и переселившихся на север староверов-беспоповцев. Хотя административно район относится к Республике Коми, на языке коми не говорит там никто, его не преподают в школах. Всего в районе живет порядка 15 тыс. человек (из них около 5 тыс. в самой Усть-Цильме). При огромной территории в районе существует всего 36 населенных пунктов, между которыми — дивный северный лес, болота с огромным количеством комаров, с полянами черники и морошки. Большинство деревень расположено на берегам трех рек: Печоры и её притоков — Цильмы и Пижмы. Климатические условия — суровые, первая трава появляется в конце июня, а в октябре уже выпадает снег. Такой климат определяет и традиционные занятия жителей. Хлеб здесь не вызревает, поэтому основа хозяйства — животноводство и рыболовство. Большинство жителей обитают в традиционных для русского Севера огромных избах (так называемый дом-двор), где под одной крышей располагается и жилая часть, и скотный двор (это обусловлено крайне холодными зимами).

Усть-цилёма (так называют себя жители), с одной стороны, считают себя русскими, с другой — определенно отделяют свою «общину» от остальных. Нередко мы слышали фразы вроде «у вас там в России» или «в России делают так, а у нас — по-другому». Очевидно, такое противопоставление связано со старообрядчеством.

Традиция


Вера Николаевна Чупрова и
Ирина Чупрова в традиционных костюмах

При этом усть-цилёма хранят чисто русские традиции, уже основательно забытые «в России». Причем это происходит не «сверху», по инициативе директоров клубов, а максимально естественно — от родителей к детям.

Каждый год между Ивановым днем (7 июля) и Петровым днем (12 июля) устраиваются «горки» — многие жители надевают традиционные костюмы и выходят водить хороводы, петь. Отсюда — специфический «жанр» местной народной песни — «горочная». Вот как описывает «горку» Н. П. Колпакова, побывавшая в Усть-Цильме в 1929 г.:

На высоком — очень высоком! — речном обрыве — девичий хоровод. В нем человек пятьсот. Но из какой же сказки явились эти девушки в их невиданных, неслыханных одеждах?
Шелестят тяжелые пышные шелка. Плавно волнуются сборчатые сарафаны. Расцветают диковинные узоры, серебряные цветы на парчовых «коро́теньках» — сборчатых безрукавках до пояса, надетых поверх сарафанов. Колышутся пышные цветы штофных, затканных шелковыми цветами «шалюшек». Громадные шелковые платки отливают множеством нежных оттенков — бледно-палевых, розовых, темно-синих...

Пышная золотисто-алая гирлянда девушек и молодок медленно плывет по улице, останавливается, низко кланяется, расходится, сплетается в цепи и круги; вот она движется, не спеша, навстречу кавалерам в праздничных рубашках.
— Да вы, бояра, вы куда пошли?
— Да молодые, вы куда пошли? — поют девушки.
— Да мы, княгини, мы невест смотреть,
— Да молодые, из хороших выбирать, — отвечают парни.
Мы стоим, обомлев от неожиданности и восхищения.

Мы сами «горку» не видели, так как приехали в Усть-Цильму в конце июля, когда время горок уже закончилось. Но даже фотографии передают удивительное ощущение от этого грандиозного действа. Сегодня горку водят на сельском стадионе. Большое футбольное поле от края до края занимает хоровод. И эта традиция не прерывалась.


Участники юношеского фольклорного ансамбля "Лапушки"

Из других специфических жанров можно отметить «поситочные» песни (т. е. певшиеся «на посидках»: в зимние месяцы молодежь собиралась вместе — «посидеть», попеть и поиграть в разные игры), «на питу́хах» (от слова «пить», т. е. на застолье).

Старообрядчество наложило свой отпечаток на свадебный обряд. Обряд в таком виде, как он существовал повсюду в России, со сватовством, девичником, выкупом невесты и т. д. здесь практически не был распространен. Носители традиции не знают даже слова «дружка» («Дружка? Ну, были друзья у жениха. И у невесты друзья были»). В старину была распространена свадьба «умыканием» — жених похищал невесту из ее дома и увозил к себе. На следующий день молодые являлись к родителям невесты виниться и просить благословения. Ближе к нашему времени, в XX веке, невеста просто уходила жить к своему избраннику, часто никак не закрепляя свой брак формально. Отрадно, что и современная свадьба хранит некоторые черты старины: невеста хоть и расписывается в сельсовете в белом платье, но, приехав в дом жениха, обязательно для свадебного пира переодевается в традиционный костюм.

Одна из уникальных особенностей района — в нем еще живы распевщики древних русских былин. За время нашей экспедиции было записано пять образцов этого жанра. Жива былина и в XXI веке!

Из других поисковых удач — рождественские колядки, в том числе напетые нам детьми; похоронный плач, записанный прямо на кладбище; великолепные наигрыши на балалайке и гармони; видеозапись горочных хороводов и игр, которые показал нам детский фольклорный ансамбль «Лапушки».

Итак, мы отправились в удивительный уголок Русского Севера — Усть-Цильму.

В дороге

Дорога от Москвы до Усть-Цильмы занимает почти двое суток — 35 часов поездом до станции Ираёль и еще часов 5-6 автобусом до Усть-Цильмы.

На станцию Ираёль мы прибыли в 23:45. Благодаря усилиям руководителя, нас уже ждал автобус, и участникам экспедиции не пришлось коротать ночь в станционном здании. Было очень холодно, и мы с радостью погрузились в «ПАЗик».


Печора

Во всем районе мосты существуют только через маленькие речки. Через большие реки мосты строить бессмысленно, так как их все равно снесет весенним половодьем, когда вода поднимается метра на четыре. Поэтому единственный способ перебраться через Печору — паром. Паром ходит по расписанию, 5-6 раз в день. Когда автобус с экспедицией подъехал к берегу, он оказался последним в очереди легковых машин и грузовиков. Пришлось ждать. Примерно через час с другого берега подошло что-то вроде небольшой плоскодонной баржи, которую тянул пришвартованный боком катер. Автобус прямо с пассажирами внутри заехал на эту баржу, и катер стал быстро рассекать холодные, темно-коричневые воды огромной реки. Минут через 20 автобус был уже на твёрдой земле противоположного берега, и мы продолжили свой путь.

Около 6 часов утра экспедиция наконец разместилась на базе — в интернате Короворучейской средней школы, расположенном на самом деле в деревне Карпушовка. Некогда разделенные полями деревни, прилегающие к Усть-Цильме, ныне слились, и границы между ними отмечают только дорожные таблички с названиями. Большинство участников экспедиции осталось на базе отдыхать, руководители пошли в Усть-Цильму в отдел культуры выяснять имена исполнителей, а некоторые наиболее активные фольклористы-собиратели отправились по Карпушовке и селу Коровий Ручей на разведку.

Коровий Ручей


Село Коровий Ручей

Первый же «разведывательный» выход оказался очень удачным. Прямо на улице мы встретили двух бабушек и спросили, не знают ли они старинных песен. Выяснилось, что знают, и после непродолжительных уговоров мы договорились с ними о встрече через несколько часов. Бабушками были Анна Васильевна Поздеева и Евдокия Михайловна Пистина. Очень слаженным дуэтом они исполнили несколько лирических песен, романсов, горочных песен и колядку.

На этом сеансе произошел забавный случай. Во время исполнения одной из песен зазвонил телефон, стоявший на тумбочке в комнате. Конечно, запись была испорчена, к тому же одна из исполнительниц перестала петь и взяла трубку. Через минуту, к всеобщему удивлению, она позвала к телефону одного из участников нашей группы. Оказалось, что это звонит из Отдела культуры Константин Владимирович, наш руководитель, которому там дали номер телефона хозяйки дома — он хотел договориться с ней о записи. Пока руководитель только выяснял имя исполнительницы, мы уже провели с ней полноценный сеанс.

«Лапушки»


Вера Николаевна Чупрова и "Лапушки"

В самой Усть-Цильме и других деревнях и селах района действует множество фольклорных ансамблей. Внимание жителей к своей традиционной культуре заслуживает восхищения, тем более, что эти коллективы учат старинные песни не по книгам, а вживую, слыша их от своих старших земляков. Один из таких коллективов — юношеский ансамбль «Лапушки» под руководством Веры Николаевны Чупровой.

Вера Николаевна — замечательный знаток усть-цилемских песен и прекрасный исполнитель. Она согласилась спеть для нас несколько песен — по качеству исполнения это были, наверное, наиболее удачные записи всей экспедиции. Обладая сильным, насыщенным голосом, Вера Николаевна замечательно поёт в местной манере — открытым, громким звуком. При этом она — отличный организатор и педагог. В этом мы смогли убедиться, послушав и посмотрев выступление ансамбля «Лапушки». Поскольку в помещении было тесно, ансамбль отправился в близлежащий скверик с памятником Ленину. Под этим памятником и были разыграны горочные песни.

Нам были показаны все фигуры горки — «столбы», «круг», «сторона на сторону», «вожжа», «плетень», «на четыре стороны». Все участники ансамбля оделись в традиционные костюмы, поэтому представление получилось на редкость ярким и красочным. Постепенно поблизости собралась полюбоваться на это группа местных жителей.

После представления на улице Вера Николаевна и ее лучшая ученица Ира Чупрова замечательно исполнили для нас дуэтом около десяти горочных и лирических песен. Ира впоследствии вместе с нами приняла участие в выезде на Пижму.

Музей им. А. В. Журавского


Мария Петровна Канева

В Усть-Цильме действует дом-музей Андрея Владимировича Журавского — основателя первой на Севере России сельскохозяйственной опытной станции (основана в 1911 г.). Разработки ученого определили облик сельского хозяйства района вплоть до наших дней. Дом, в котором располагалась Опытная станция, был перенесен в Усть-Цильму в 1978 г. Сейчас помимо залов, посвященных А. В. Журавскому и его деятельности, в музее открыта большая этнографическая экспозиция.

Коллекция музея довольно обширна. Это и артефакты II тысячелетия до н. э., когда человек впервые пришел на берега Печоры, и орудия труда и предметы быта усть-цилемских крестьян, и экспонаты, демонстрирующие флору и фауну района.

Выяснилось, что одна из сотрудниц музея, Мария Петровна Ка́нева, знает причитание невесты при расплетании косы. Она согласилась исполнить его для нас и надела ради этого традиционный костюм невесты с «побойником» в качестве головного убора. Запись состоялась прямо в зале музея.

Хабари́ха


Альберт Семёнович Дуркин

Единственный сеанс в Хабарихе, длившийся больше 3 часов с перерывом на чаепитие, был очень удачным. Деревенский ансамбль исполнил для нас в общей сложности 14 песен. Причем участники этого ансамбля восприняли традицию непосредственно, не через книги и записи. Но наиболее ценными образцами из Хабарихи стали две былины, спетые нам Альбертом Семёновичем Дуркиным. Мальчиком он слышал и запомнил их напевы, правда, не запомнил текст — его он взял из книг. Это — былина про Илью Муромца («Ай недалёко от города от Киева») и былина про Ботмана («Про белого сказать царя, про верного»). Былины были исполнены замечательным сильным и крепким голосом, в характерной для Усть-Цильмы открытой манере.

 

Трусовский сельсовет


Река Цильма и деревня Рочево

Ближе ко второй половине экспедиции мы предприняли два дальних и длительных выезда по рекам Цильме и Пижме. Экспедиция разделилась на две группы. Ранним утром, под проливным дождем мы отправились в путь. Один маршрут лежал по реке Цильме (Трусовский сельсовет — деревни Рочево, Трусово и Филиппово), другой — по Пижме (в деревни Загривочную, Замежную и Степановскую). Транспорт в оба эти места ходит довольно редко, к тому же, мы рассчитывали на обильный материал — поэтому возвращение в Усть-Цильму было запланировано только через 3 дня.

Характер жителей Трусово отличается от характера жителей Усть-Цильмы, уже серьезно тронутого городской культурой. Трусовцы очень гостеприимны — после каждого сеанса нас угощали варёными карасиками, шаньгами, морошкой. Отличается и репертуар местных певцов. Среди прочего были записаны 2 исторические песни (про Полтавскую битву и московский пожар 1812 г.) и очень красивая песня с плавной, задумчивой мелодией «Что люди живут, равно цветы цветут».


Евдокия Львовна Зайвина и Иван Львович Чуркин

Первым населенным пунктом по Цильме является деревня Рочево. Когда-то здесь проходил мезенский тракт — единственная дорога, связывавшая Печору с большой землей. Рочево расположено в красивом изгибе сильно обмелевшей в июле и очень спокойной по сравнению с Печорой реки Цильмы. Несмотря на небольшое количество жителей, Рочево оказалось богато прекрасными песнями, традиции здесь не угасают. Например, до сих пор на Рождество дети ходят колядовать. За два дня группе из трех человек удалось провести 7 сеансов.

Несомненной удачей стала запись похоронного плача, исполненного Акулиной Родионовной Тирановой 82 лет. В деревне удалось записать несколько семейных дуэтов — например, брата и сестру Евдокию Львовну Зайвину и Ивана Львовича Чуркина, которые играли на балалайках. Иван Львович, блестяще владеющий балалайкой, поразил нас оригинальными ладовыми переходами в своих наигрышах. Хорошо он играет и на гармони. Вместе с сестрой он показал нам все фигуры кадрили.

Порадовал своим остроумием Василий Яковлевич Рочев, который, помимо песен и частушек, рассказал около двадцати местных поговорок, например:

Чай не пьешь – какая сила? Чай попил – совсем устал.
Бабы замужем каются, а девки замуж-то пихаются
и др.


Трусово

У многих жителей деревни сохранились огромные сундуки с костюмами (явление, впрочем, распространенное повсюду в районе). Семья Рочевых рассказала о том, как в 30-е годы во время раскулачивания эти сундуки перевозили через Цильму и закапывали в землю. На показанных нам костюмах некоторые участки пострадали от влаги, но костюмы, которым более ста лет, восхищают своими яркими красками.

В Трусово живет Апполинария Никитична Рочева — дочь известного когда-то былинщика Никиты Федоровича Ермолина, пение которого было записано в 1955 году ленинградскими фольклористами. Как отмечала Н. П. Колпакова, «Свое знание былин и песен Н. Ф. Ермолин частично передал младшей дочери, Полине Никитичне Рочевой»1. Сегодня Апполинария Никитична — худая и живая старушка с благородным, выразительным лицом. Она спела нам две былины, которые переняла у отца. Не целиком, конечно, но зато здесь, в отличие от Хабарихи, имела место полностью устная передача традиции. Ею же была исполнена интересная историческая песня «Было дело под Полтавой» про битву со шведами.


Река Цильма у деревни Филиппово

Кроме Трусово, был намечен маршрут в деревню Филиппово (18 километров от базы). Так как никакого рейсового транспорта нет, руководитель группы Владимир Владимирович Поздняков отправился в сельсовет. Глава Трусовского сельсовета Кузьма Кондратьевич согласился нам помочь, и на следующее утро нас забрала «буханка» (автомобиль УАЗ-3909). Дорога до Филиппово была просто ужасной, и многие пожалели, что мы не пошли пешком. Машина шла не быстрее 20 км/ч, при этом она так прыгала на ухабах, что трудно было удержаться на месте и не упасть на пол, по дороге не ударившись о потолок. Однако, все трудности были преодолены, и группа благополучно добралась до пункта назначения.

Здесь нам удалось записать несколько новых колыбельных и лирических песен, а также частушки в замечательном исполнении гармониста Прокопия Ефремовича Михеева и его сестры Степаниды Ефремовны Марковой. Другая исполнительница спела нам романс «Была я у мамоньки дочка», в котором есть такие забавные слова:

Я в поле работать непривычна,
С жару болит голова,
От солнца ссыхают мои мо́зги,
На сердце мне ляжет тоска.

Пижма


Река Пижма

На реку Пижму отправилась группа из 7 человек. Целью нашей поездки было село Замежная — административный центр на р. Пижме. Мы рассчитывали преодолеть 70 километров, отделяющие нас от Замежного, за 2-3 часа, но ошиблись. Дорога оказалась сложной, дважды пересекали реки на паромах. В итоге, на место мы прибыли около девяти вечера. К тому же, здесь никто не был предупрежден о нашем приезде. Мы постучались в дом главы администрации Лебедева. Несмотря на внезапность нашего появления, Лебедев с супругой накормили нас ужином, одним из лучших блюд которого была жареная утка, недавно подстреленная им на охоте. На ночлег нас разместили в подсобном помещении больницы. Кроме этого, глава администрации обеспечил нас транспортом.

Сложный путь, а также дождливая погода сделали своё дело: двое из нас сильно простыли, и, к сожалению, не смогли полноценно участвовать в поисковой работе. Что же касается лечения от простуды, то здесь все было под боком: пройдя несколько метров по коридору нашей временной базы, можно было попросить у врача градусник, а также купить лекарства.

Собственно работа началась только на следующий день. Одна наша подгруппа отправилась в деревню Загривочная, другая — в Дом культуры села Замежная.

Директор Дома культуры Лариса Михайловна Мяндина очень бережно относится к песням. Она сама ходила с кассетным магнитофоном к местным пожилым жителям — хранителям старины. В итоге Лариса Михайловна собрала неплохую коллекцию местных песен. Многих исполнителей, записанных ею, уже нет в живых. Наиболее интересные записи мы, с любезного разрешения хозяйки, переписали себе. А к середине дня Лариса Михайловна собрала в клубе шестерых участников фольклорного ансамбля «Пижма». Нас поразили даже не столько замечательные песни, сколько редкая интонационная чистота их исполнения. Настоящими знатоками песен являются супруги Соловьевы — Леонид Федорович (к тому же, отличный гармонист) и Евгения Кириковна.


Ансамбль из деревни Загривочная

Вечером мы отправились в Загривочную, где наша подгруппа договорилась о сеансе. Зрелище в Загривочной было колоритное: несколько бабушек в традиционных костюмах неспешно двигались к дому Александры Наумовны Бобрецовой. Здесь намечалось застолье с пением песен. Мы явились свидетелями крайне необычного сеанса: на нас почти никто не обращал внимания, исполнительницы сидели за столом, пили чай и пели в свое удовольствие! Это была как бы картика из старины, когда ходили друг к другу в красочных нарядах, вели беседу, пели. Пение в Загривочной не было очень слаженным (видимо, бабушки редко собираются вместе), но песни очень интересные и протяженные (одна из них длилась 18 минут).

На другой день мы работали в деревне Степановская. За день мы записали здесь около 50 песен — очень хороший результат, учитывая то, что большинство исполнителей было на сенокосе. Самым ярким было впечатление от пения Анны Тимофеевны Кармановой, обладающей сильным, звучным голосом. Особенно удивили в ее исполнении распевы в лирическах песнях.

Конечно, за два рабочих дня мы не успели записать все, что есть в деревнях по Пижме. Не добрались мы и до самой отдаленной деревни — Скитской. Однако, записанный материал очень интересен и довольно обширен: в общей сложности около 90 песен.

Сергеево-Щелья


Сергеево-Щелья на фоне Печоры

Поход в деревню Сергеево-Щелья, соседнюю с Усть-Цильмой, был предпринят двумя участниками экспедиции. Желающих сначала было больше, но, так как вставать к шестичасовому автобусу нужно было рано, в итоге их количество весьма сократилось.

В Сергеево-Щелью группа прибыла около семи. В это время на улицах никого еще нет (люди заняты скотом), магазин — главное после дома культуры место выяснения имен исполнителей — был закрыт. И вот, чтобы не терять время, фольклористы решили постучаться в первый же дом.

Совершенно случайно оказалось, что в этом доме живет работник деревенского клуба Людмила Затеевна Поздеева. Её соседка объяснила, что Людмила Затеевна «обряжается» (т. е. доит корову). Мы подождали у дома несколько минут, и вот к нам подошла красивая, еще не старая женщина с открытым и добрым лицом. Пригласив нас в дом и узнав, что мы из Москвы, она тут же взялась обзванивать всех, кто мог бы нас заинтересовать. Поскольку было еще рано и с первой исполнительницей она договорилась на девять, Людмила Затеевна пригласила нас в кухню и накормила вкусным завтраком. На десерт была только что собранная морошка — душистая и очень вкусная ягода. Скоротав таким образом полтора часа, эта замечательная женщина отвела нас к Анне Михайловне Поздеевой — самой старой певице в деревне.


Анна Михайловна Поздеева

К сожалению, в Сергеево-Щелье мы слышали пение только одной исполнительницы, поэтому составить представление о традиции деревни в целом не удалось. Однако манера пения Анны Михайловны сильно отличалась от того, что мы слышали в соседней Усть-Цильме. Пение её более сдержанное, с большим количеством распевов, словообрывов и несмысловых слогов (например, «оаой» вместо «ой» и т. п.).

Людмила Затеевна дозвонилась еще троим гармонистам, но один из них был пьян, у другого поднялось давление, а третий куда-то уехал. Так что, проведя очень удачный сеанс с Анной Михайловной, мы отправились пешком на базу.

Итоги

Побывать на Русском Севере и не полюбить его невозможно. Тем более, невозможно не полюбить удивительный и прекрасный его уголок — Усть-Цильму… Пожив здесь некоторое время, складывается ощущение какой-то сказочной страны — край, отделенный от «большой земли» сотнями километров нетронутых лесов, где могучая природа предстает во всем своем великолепии, край, сохранивший своё удивительное своеобразие, где люди с такой любовью и уважением относятся к своей земле, своим традициям и своим песням! Это ли не сказка!


Мерзляковцы в Москве

 

 

 

Звуковые фрагменты

1. Илья Муромец и Сокольник («Ой, недалёко от горада от Киева», былина, фрагмент)

Audio
Исп. Альберт Семенович Дуркин (д. Хабариха)
Длительность: 2:48

2. Из-за лесу, лесу тёмного (горочная, фрагмент)

Audio
Исп. Вера Николаевна Чупрова и Ирина Александровна Чупрова (с. Усть-Цильма)
Длительность: 3:23

 

3. Частушки

Audio
Исп. Степанида Ефремовна Маркова и Прокопий Ефремович Михеев (гармонь) (д. Филиппово)
Длительность: 1:24

 

4. Было дело под Полтавой (историческая, фрагмент)

Audio
Исп. Апполинария Никитична Рочева (д. Трусово)
Длительность: 1:55

 

Ссылки

Район на Google.Maps
Район на Яндекс.Картах

Сноски

(вверх) Колпакова Н. П. Новые записи былин на Печоре. М., Л., 1957, вып. 2.

 

 

Авторы текста: К. Кузьмин, Ю. Дмитрюкова, К. Корзун

© Вебстудия ФГБПОУ «Академическое музыкальное училище при МГК имени П.И.Чайковского», 2006-2019
Москва, 121069, Мерзляковский пер., д. 11. Тел.: +7 (495) 691-05-54

Меню сайта

закрытьМеню сайта

Сведения об образовательной организации

Отделения

Отделение по международной работе и платным формам обучения

История Училища

Абитуриентам ШКОЛЫ

Абитуриентам УЧИЛИЩА

Студентам

Методика

Музыкальная школа

Сектор педагогической практики

Конкурсы и фестивали

Проекты

Мультимедиа

Масс-медиа

Концерты

Библиотека

Общежитие

Архив

Противодействие коррупции

Обработка персональных данных