На главную

Мерзляковский пер. 11

Москва, 121069,
Мерзляковский переулок, д. 11

(495) 691-05-54

Участники экспедиции

Константин Корзун (руководитель экспедиции)                              Тимофей Ляховский
Владимир Поздняков (руководитель экспедиции)                           Ольга Федотова
Анастасия Охлобыстина (руководитель экспедиции)                     Анна Демидова
Михаил Иглицкий                                                                                 Евгений Климин
Екатерина Бойцова                                                                             Леонард Краков
Юлия Ланцева                                                                                     Петр Савельев (студент колледжа)
Юлия Дмитрюкова                                                                               Полина Емельянова (студентка колледжа)
Сергей Михеев                                                                                     Анна Сердцева (студентка-практикантка)
Александра Иванова-Дятлова
 

 

     Наша первая экспедиция в Усть-Цилемский район Республики Коми состоялась в 2007 году. Тогда мы побывали как в сёлах по берегам Печоры, так и по берегам её притоков — Цильмы и Пижмы. К сожалению, тогда нам не удалось попасть на главное фольклорное событие — Усть-Цилёмскую горку — грандиозное хороводное действо. Кроме того, на Цильме и Пижме мы были очень ограничены по времени. Поэтому первая задача экспедиции 2013 года была такова: записать Усть-Цилёмскую горку, как непосредственно в Усть-Цильме, так и в селе Замежная, что на Пижме.

     Вторая задача — сделать качественные записи песен и наигрышей в деревнях по Пижме, так как в 2007 году у группы, работавшей здесь, даже не было цифровой аппаратуры, а только лишь кассетный диктофон.
     Таким образом, общий план экспедиции выглядел так: приехать на Пижму 3-го числа, несколько дней поработать в деревнях. Затем мы должны были записать «горку» 7 июля (в Иванов день), в последующие дни попытаться добраться до труднодоступной деревни Черногорской, расположенной на другой реке. Наконец, ближе к 12 июля (к Петрову дню) переехать в Усть-Цильму для записи «горки» уже там.
 
Дорога
 
     1 июля 2013 года в 12.30 поезд Москва-Воркута со всеми участниками экспедиции отъехал от Ярославского вокзала, который давно уже стал нашей отправной точкой для северных экспедиций. Предстояло 35 часов езды до железнодорожной станции Ираёль, название которой в переводе с языка коми означает «ручей Иры».
     2 июля в 23.34 прибыли в Ираёль, где нас уже ждал водитель Геннадий Степанович Асташёв с напарником, и мы со всеми вещами загрузились в две машины.
 


Восход над Печорой
и возвращающийся паром

     Ехали мы долго, но быстро — нам надо было успеть на паром к часу ночи. Но, увы, паром уплыл без нас — опоздали… Мы уже было потеряли надежду, ведь следующий паром был только в 7 часов утра. При таком раскладе нам мало того, что пришлось бы провести ночь (хоть и белую) на берегу, отбиваясь от комаров, да ещё и на паром в другом месте Печоры мы бы опоздали. Но нам повезло, так как сыграла свою роль предварительная договорённость Геннадия Степановича с паромщиком, и где-то около двух часов ночи (как раз к рассвету) паром за нами вернулся и переправил на другой берег.
     Ещё полтора часа мы ехали в машинах и примерно в половине четвёртого добрались до Усть-Цильмы. Здесь в 7 утра нам предстояла ещё одна паромная переправа через Печору. До этого часа коротали время по-разному: кто-то пел песни, кто-то ходил по берегу Печоры и гладил пасущихся всю ночь коней, а кто-то умудрился познакомиться в Усть-Цильме с местными жителями и даже покататься на лодке одного из них.
    

Река Пижма

После второй паромной переправы наш путь лежал уже на Пижму, и предстояло и ещё две паромных переправы. Пижемский паром сильно отличается от Печорского. Это уже не большая платформа для нескольких машин, а маленькая площадка лишь для одной, не больше «Газели». Так что автомобили здесь всегда переправляются по одному. Хорошо, что красивая Пижма довольно узка в этом месте (да и не только в этом). Машина сначала заезжает, а затем паромщик длинным шестом толкается о дно реки, тем самым двигая площадку. Чтобы не уплыть по течению, паром удерживается крюком за трос, перекинутый через реку.
     Самый последний паром через Пижму был уже в селе Замежная — конечной цели нашего пути. Большая часть участников экспедиции переправилась не на пароме, а через замечательный подвесной мост, слегка экстремально раскачивающийся от идущих по нему людей. Такие мостики в Вологодской области называются лавами. Смысл их в том, что весной во время половодья обычный мост заливался бы, а такой подвесной — нет.
     Спустя двое суток от нашего отбытия из Москвы мы разместились в интернате села Замежная.
 

 

Замежная
 
     Выбор базы именно в Замежной был отнюдь не случаен. Во-первых, именно здесь находится административный центр всех деревень по Пижме. Во-вторых, у нас после экспедиции 2007 года были все основания ожидать в Замежной хорошего фольклора.
     Наши встречи с носителями традиции происходили почти каждый день и были очень насыщенными.
 


Храм в с.Замежная

     4 июля наша группа присутствовала на очень интересной старообрядческой службе. Храм, построенный при помощи бизнесмена Вальтера Вальтеровича Фотта, находится рядом с сельсоветом. Это очень символично — власть не против совершающихся богослужений! Внутри храм — как сельская изба, вдоль длинной стены на полке — тёмные иконы. Вместо кадила — черпак с углями и сосновыми иголками в качестве аромата. В богослужении участвовали всего 7 пожилых женщин. Пели знаменным распевом, в унисон, очень мощно. Евангелие читали так, что дух захватывало! Служба длилась настолько долго, что некоторые участники экспедиции, даже бывалые, не выдержали и на время сели. Бабушки, участвовавшие в богослужении, говорили, что это ещё не долгая служба, что в Пасху они служили до пяти утра.
     В тот же день был записан детский коллектив. Дети показались очень стеснительными, но главное не в этом, главное в том, что в селе осуществляется преемственность традиции — есть взрослые коллективы, и есть детский ансамбль, который поёт не только частушки, но и настоящие протяжные северные песни.
 
     5 июля, вечером, все желающие, согласно развешанным по всему селу объявлениям, приглашались в клуб на репетицию «горки». Мы пошли тоже, тем более что несколько песен и хороводных фигур знали. Но, конечно, очень интересно было спеть с настоящими хранителями традиции! Впечатления от репетиции остались самые лучшие: во-первых, потому что практически все (!) участники пели чисто, во-вторых, в ограниченном пространстве клуба все горочные песни звучали очень сочно. Репетицией руководила директор Дома культуры Лариса Михайловна Мяндина. Немалым авторитетом, как мы заметили, пользовались гармонист и хороводник (заводила хоровода) Леонид Фёдорович Соловьёв с супругой Евгенией Кириковной. Нам также показали несколько плясок под гармонь, которые традиционно бывают после основных фигур «горки».
 


«Семейный» квартет

     6 июля мы записали великолепный «семейный» квартет — супругов Леонида Фёдоровича и Евгению Кириковну Соловьёвых, Валерия Григорьевича и Лидию Ивановну Поташёвых. Валерий Григорьевич Поташёв, кроме того, что великолепно поёт (как и все участники квартета), ещё и делает знаменитые пижемские деревянные расписные ложки. Одна из наших групп сняла на видео интереснейший процесс производства ложек.
     Квартет супругов Соловьёвых и Поташёвых спел в основном лирические песни в   спокойной, солидной манере, с очень чистой интонацией. К счастью, с помощью многомикрофонной записи интересные мелодические линии каждого исполнителя мы сможем проследить и переложить на ноты, так как каждый голос записывался на отдельный микрофон.
         


«Горка» в с.Замежная

     7 июля в 11 утра состоялся праздничный концерт по случаю Иванова дня. Мероприятие проходило на сцене рядом с большой поляной, на которой вечером должна была состояться «горка». Концерт прошёл достаточно интересно. Было много художественной самодеятельности, хотя фольклорных номеров было маловато. Выступил и наш коллектив, причём под моросящим дождиком.
     Вечером в 19 часов состоялась Пижемская «горка». Почти все участники экспедиции приняли в ней участие, за исключением нескольких, ушедших записывать аналогичную «горку» в деревне Загривочной. Здесь же, в Замежной, впереди торжественно шествовали Леонид Фёдорович и Евгения Кириковна Соловьёвы, которые направляли хороводное действо. Нельзя сказать, что все фигуры прошли гладко, но не в этом дело. Дело в особом единении всех участников во время «горки». На поляне было около 60 человек, так как, кроме ансамбля из Замежной и нас, приехали также бабушки из Степановской. Зрелище было великолепное!
 
Загривочная
 


Дорога из д.Загривочная


Вид с холма на д.Загривочная

     Загривочная — деревня, расположенная в семи километрах от Замежной. Название деревни связано с красивым берегом Пижмы, напоминающим гриву. С вершины этого холма открывается великолепный панорамный вид на Пижму и тайгу.
     Мы ходили в Загривочную несколько дней. В некоторых случаях везло, и нас подвозили. Но гораздо приятней было пройтись по этой живописной дороге, за исключением тех случаев, когда уж слишком досаждали комары.
 
     6 июля наша группа прибыла в Загривочную на репетицию «горки». Дело в том, что местные жители решили проводить свою «горку» 7 июля, не объединяясь с Замежной и Степановской. Сами «горочные» фигуры нам были известны, особенно после репетиции в Замежной. Особенно понравились танцы, которые по традиции следуют за хороводными фигурами. Степень слаженности и синхронности была наивысшей, а гармонист Борис Владиславович Филиппов играл замечательно!
 


Г. И.Носова

     7 июля, параллельно с «горкой» в Замежной, наша небольшая группа смогла снять и «горку» в Загривочной.
 
     Наконец, 8 июля, мы устроили сеанс, на котором ансамбль Загривочной исполнил другие, не горочные, песни, и нам удалось осуществить многомикрофонную запись.
   
     Помимо ансамбля, мы осуществили несколько записей от отдельных исполнителей, которые уже в силу возраста не ходят в клуб. Среди них особенно удачным стоит считать сеанс с Галиной Ивановной Носовой, которая несколько дней скрывалась от нас под теми или иными предлогами, но всё-таки согласилась спеть. Из песен особенно запомнилась замечательным распевом «За Невагою». Когда-то на Русском Севере эта лирическая песня была очень распространённой, но сейчас найти её — большая редкость и удача!
 
Степановская
 


Многомикрофонная запись

     Согласно давней истории, когда-то из деревни Скитской, находящейся в четырёх километрах отсюда, выселился некий Степан, и основал деревню Степановскую.


Участники экспедиции
и ансамбль д.Степановская

     В этот населённый пункт, расположенный примерно в 15 километрах от Замежной, в первый раз мы доехали 4 июля на двух машинах. По предварительной договорённости, в клубе нас уже ожидал ансамбль из восьми человек, из которых самой пожилой участнице было 68 лет, а остальные были или почти ровесницами, или, наоборот, значительно моложе. Так как ансамбль пел обычный для Пижмы репертуар, то порадовало, что традиция сохраняется даже у тридцатилетних. Коллектив пел слаженно, и мы, кроме общей записи, сделали также и многомикрофонную.

     Нам рассказали о том, как в святки дети бегали по домам — колядовали. За пение колядки давали угощения — шаньги (род небольшого пирога, распространённого на Русском Севере), кулебаки.
     Очень интересными оказались некоторые местные святочные гадания (гадать можно под Рождество — в ночь на 7 января, а также на Крещенье — на 19 января):
     1. Девушку выводили на перекрёсток, надевали на голову дыльницу (деревянный бочонок для теста), и раскручивали. В какую сторону в итоге девушка повернётся — в ту сторону и замуж выйдет.
     2. Девушку сажали на лошадь с завязанными глазами. Куда лошадь понесёт — туда и замуж.
 

  Татьяна Степановна Денисова 

 


Татьяна Степановна
с кадилом

     5 июля, когда большая часть группы ушла в деревню Скитскую (об этом чуть ниже), три участника отправились к Татьяне Степановне Денисовой, которая в Степановской ведёт похороны. Из разговора с ней мы узнали, что её дед также проводил старообрядческие похороны, и она, фактически, хоть и не сразу, но приняла семейные традиции («Больше некому было»). Если умирала женщина, то Татьяна Степановна её обмывала, одевала. В день похорон она шла впереди процессии с кадилом — небольшим ковшиком с углём и еловой смолой, которая давала специфический аромат. В могилу перед положением гроба обязательно клали бересту. После опускания гроба Татьяна Степановна бросала три лопаты земли, потом три горсточки, и только после неё по три горсточки бросали все родственники и близкие. Вплоть до 9-го дня на кладбище положено было каждый день кадить, а также в 20-й и 40-й день, и, конечно, в годовщину смерти.
     Если умирал достойный человек, то его могли отпеть в храме (в Замежной) либо на 9-й день, либо на 40-й. Если умирал пьяница, то для отпевания нужно было ждать — год, два или даже 5 лет!
     И за всеми этими днями и годами Татьяна Степановна тщательно следила. Она провела нас на кладбище, где совершила обряд поминовения кого-то из своих родственников. Интересно, что на кладбище мы не увидели оград вокруг могил. Это делают с особым смыслом: здесь все — родственники…
     Таковы лишь некоторые особенности старообрядческих похорон.
 

 

Скитская
 


Крест на месте погребения
заживо сожженных
старообрядцев

     В конце 17 века, спасаясь от гонений властей, на Пижму бежали староверы и строили здесь свои поселения. Был основан Великопожненский Скит. Люди стали обустраиваться, заводить хозяйство, но в 1744 году, по доносу, сюда пришёл отряд с целью обратить старообрядцев в новую веру. Не пожелав этого, 86 человек (хотя народные предания говорят о большем количестве) 6 декабря 1744 года (или, по старым книгам, в 7252 году от сотворения мира) совершили акт самосожжения.  
 
     В память об этом в деревне Скитской, образовавшейся на месте трагедии, стоит часовня, на деревянной стене которой высечены имена погибших. На местном кладбище запомнился старый поклонный крест. Всё это мы увидели 4 июля, когда прошли 4 километра по жаре и комарам из Степановской до Скитской.
 
     На следующий день, 5 июля, согласно договорённости накануне, утром, опять пройдя по лесу 4 километра, мы пришли в клуб Скитской для записи ансамбля из четырёх человек. Исполнительницы пришли на встречу с нами в замечательных старинных костюмах! Репертуар оказался достаточно интересным и традиционным для Пижмы.
     После записи участницы экспедиции устроили фотосессию в старинных костюмах, любезно предоставленных певицами ансамбля.
 
     А тем временем ещё три участника отправились в гости к одной из исполнительниц — Татьяне Изибояровне Аншуковой, так как во время общей записи показалась, что именно она знает песни несколько лучше остальных. И действительно, Татьяна Изибояровна исполнила несколько песен, из которых особенно запомнилась любовно-шуточная «Ва лесочку комарочку множество родилось». Приведём её слова, опуская повторы строк, но сохраняя особенности произношения:
 
 


Ансамбль д.Скитская
и участницы экспедиции
в традиционных костюмах


Ансамбль д.Скитская

Ва лесочку камарочку множество родилось,
Много-множества родилось — я таму дивилась.
Прилетал сизой галубчик ка маёму дому.
Он садился, сиз галубчик, на красно крылечка,
Са краснова са крылечка в спальню в акашечка.
Начал-почал варкавати — девку разбужати:
«Стань, девушка, встань, лапушка, нежно разбудися.
Если двери не аткроешь — аткрывай акошка!»
Акашечка аткрывала, милаво пускала,
За рученьку парня брала, ва спаленьку вяла.
Чаем-кофеем паила, речи гаварила:
«Ты поедешь, сиз галубчик, са мною — не хвастай.
Если будешь пахваляца — будем расставаца!»
Милай речи невзлюбил, да калатил ва столик,
Пошёл шум да пошёл гром по всей по нашей спальне!
Тут и маменька узнала — слуганьку послала:
«Што за шум да што за гром па всей па вашей спальне?»
«Была кошечка дурлива — на сталец скачила!
На сталец кашка скачила — зеркальце разьбила,
Вот и шум да вот и гром па всей па нашей спальне!»
 
Черногорская
 


Указатель в лесу

     Ещё в Москве мы планировали поход в деревню Черногорскую. Прикидывали, что это будет самый сложный маршрут в экспедиции — 18 километров в одну сторону, столько же обратно, причём по лесной болотистой дороге. После довольно сложных телефонных переговоров с заведующим клубом деревни Черногорской мы договорились о том, что девятого июля придём к ним, а десятого — уйдём. Сведения о песенной традиции поступили довольно скудные и было непонятно, запишем ли мы там что-нибудь ценное. Но проверить стоило.
 


Дорога в д.Черногорская

     Окончательный состав группы для похода сформировался только к утру 9 июля — всего 10 человек. В 9 часов 15 минут мы стартовали. Около часа искали тракторную дорогу, что вела через лес в Черногорскую. Для этого нам пришлось обогнуть мег — изгиб реки Пижмы, из-за которого село и получило своё название — Замежная. На самом деле мы могли не огибать мег, а просто переправиться на лодках на другой берег и сразу встать на тракторную тропу… Но мы не искали простых решений, и поэтому вместо восемнадцати километров предстояло преодолеть не меньше двадцати одного.
     Наконец, тракторная дорога была найдена, и все надели сапоги. Мы, конечно, опасались лесных развилок, но надеялись на свои возможности — кроме карты-двухвёрстки, у нас (точнее, у Петра Савельева) был и навигатор. — Современное техническое средство позволило обойтись без компаса.
 
     Накануне вечером, когда в Замежной мы пустили слух о том, что пойдём в Черногорскую, некоторые местные жители смотрели на нас, скажем мягко, с некоторым недоумением. Оказалось, что летом туда практически никто не ходит, так как в болотистой дороге можно застрять по колено. Ходил туда только вездеход, но его расписание нам было неведомо, да и все 10 человек вряд ли в нём поместились бы. В общем, местные, в том числе и те, которые были родом из Черногорской, уверяли, что по такой сложной дороге мы, москвичи, туда не доберёмся.
     Поначалу дорога была достаточно лёгкой и твёрдой, да ещё и порадовал указатель со стрелочкой на Черногорскую. Дальше стало несколько хуже — время от времени путь становился мокроватым и болотистым. Правда, по колено вроде бы никто не проваливался. Если бы шли быстро и неаккуратно, то могли и провалиться. Но мы шли внимательно и медленно. По пути сделали два привала с перекусом. С погодой повезло — было нежарко, и только в самом конце пути пошёл небольшой дождичек.


Река Нерица

     Не описать словами ту радость, с какой мы встретили речку Нерицу и домики, виднеющиеся вдали, на другом берегу! Было 16 часов. Речка Нерица, по ширине сравнимая с Пижмой (то есть неширокая) является притоком Печоры, и, на первый взгляд, мы могли добраться до Черногорской по воде, от Усть-Цильмы на Печоре. Но, если   взглянуть на карту, можно ужаснуться тем изгибам и петлям, которыми характерна Нерица. Так что самый короткий путь до этой отдалённой деревни был именно тот, который мы и проделали.
     Нас переправили на лодке на другой берег и поселили в местном клубе. Заведующий клубом Александр Олегович Семёнов приготовил для нас чай с конфетами, принёс электроплиту, бидон воды, несколько спальников и матрасов. Всё было очень хорошо, и мы постепенно пришли в себя. В клубе стоял бильярдный стол, сделанный местными умельцами. Был и теннисный стол (тоже самодельный, из ДСП), за которым так и не удалось поиграть, так как к нашему прибытию он превратился в стол для трапезы и оставался таковым до нашего отбытия.
     Около семи часов вечера нам привели ансамбль из четырёх женщин и одного дедушки. Как объяснил Александр Олегович, это все, кто могут что-то спеть. В репертуаре черногорцев были в основном лирические песни, как общерусские (например, «Кругом, кругом осиротело»), так и местные, пересекающиеся с репертуаром деревень по Пижме (например, «Как у нашей тётки Паньи»).


В.Ф.Носов

Было заметно, что Василий Фёдорович Носов знал больше песен, чем остальные. К сожалению, он плохо слышал, но это не мешало ему исполнять песни с каким-то особым артистизмом, особенно тогда, когда мы просили его спеть сольно. Вообще все пятеро произвели на нас впечатление очень скромных, даже слегка застенчивых, людей.
 
     После записи более 20 песен мы попили чай и стали готовиться ко сну. Некоторые уже легли, как к нам в клуб вдруг позвонила местная баянистка и предложила её послушать и записать. Её предложение прийти в клуб мы отвергли, так как некоторые из нас уже спали. Те же, кто бодрствовали, взяли аппаратуру и отправились на поиски дома баянистки. Случайно мы попали не в тот дом. На стук неожиданно вышла одна из участниц клубного ансамбля Алевтина Рейнгольдовна (какое отчество!) Семёнова. Она проводила нас до баянистки и даже сама осталась в её доме. Записав несколько современных песен под баян в исполнении очень словоохотливой хозяйки дома, мы уже собрались уходить, как вдруг запела… Алевтина Рейнгольдовна. Это были две замечательные лирические песни, прекрасно спетые. Естественно, мы достали аппаратуру и записали их. Вот интересные слова одной из них, довольно редко встречающейся в здешних местах:
 


Обратный путь

Есть у нас, братцы, мальчик,
Да есть раздушечка моладец такой.
 
Моладец такой…
Да зажёг сердце маё ретивое.
Да ой, зажёг сердце, сердце у меня.
 
Сердце у меня…
Да ума-разума я, бедна, лишилась,
Да ой,  начала крепко парня жалеть.
 
Вот крепко жалеть…
У нас ведь с миленьким было дело тайно,
Да ой, не известно знать была никаму.
 
Знать была никаму…
Да про нас люди всё нынче узнали,
Да ой, все суседушки про нас гаварят.
 
Про нас гаварят…
Да миня девушку, миня, девку красну
Ой, все ругают, девушку бранят.
 
Девушку бранят…
Са руганья да стала я, девка, плакать,
Да раскрасавица, стала я гаревать.
 
Стала гаревать…
Да парень девушку крепка абнимает,
Да ой, у ей слёзы платком вытирал.
 


Строящаяся церковь
в д.Черногорская

Платком вытирал…
Да не плачь, девушка, не плачь, девка красна,
Да не…  не плачь, душечка, ты радасть мая.
 
Ой, радасть мая…
Да я задумаю, моладец, женица,
Да ой, пошлю сватацца, радасть, на тя.
 
Вот, радасть, на тя…
Да ты рассукин сын, дурак, абманщик,
Врёшь — не вазьмешь замуж за себя…
 
Замуж за себя…
Да у тебя батюшка очень багатый,
Да ой, твая матушка очень гарда.
 
Вот ана гарда…
Да не пазволят тибе миня взять.
 
 


Следы: человеческий и медвежий

     Возможно, эти песни явились самым сильным фольклорным впечатлением от Черногорской. Довольные, мы вернулись в клуб и заснули.

К сожалению, утром мы засобирались в обратный путь. К сожалению, потому что нас здесь радушно приняли. К сожалению, потому что, скорее всего, мы не записали весь возможный репертуар  Черногорской. Но нужно было к пяти часам вечера попасть в Замежную, и мы отправились.
     Обратный путь был не менее сложным. Дважды мы видели следы медведя, дважды устраивали привал. Стартовав 10 июля в 9.25, к 16 часам достигли Пижмы. Но мег огибать не стали (как вчера утром), а просто крикнули: «Перевозу!». С противоположного берега отчалила лодка, и, как почти везде на Русском Севере, её хозяин бесплатно переправил нас. Так закончился один из самых сложных пеших маршрутов в истории Мерзляковских фольклорных экспедиций.

 

 

Усть-Цильма
 


Закат над Печорой

     11 июля в пять утра на двух машинах мы поехали в Усть-Цильму — районный центр. Мы попрощались с Пижмой, где нам так хорошо пели и где нас так уютно приютили. За помощь в организации экспедиции мы очень благодарны представителям администрации: Марии Игнатьевне Аншуковой, и, конечно, главе — Юрию Владимировичу Поздееву.
     Помогли экспедиции и в Усть-Цилемском отделе культуры, благодаря которому нас бесплатно разместили в детском комбинате «Радуга», а, по сути, в детском садике (в 11-й группе). Оказалось, что на Усть-Цилёмскую горку один из коллективов не приехал, и их помещение любезно было предоставлено нам. Как только мы разместились в «своей» группе, тут же приняли душ (уже забыли, как он выглядит), и… заснули, так как встать пришлось примерно в половине четвёртого, и, конечно, все не выспались. Время позволяло и выспаться, и пообедать, так как ближайшее мероприятие предстояло посетить только вечером.
 


Участники экспедиции
и ансамбль «Пижма» (с.Замежная)

     В 2013 году к Усть-Цилёмской горке был приурочен Межрегиональный фестиваль русской народной песни «Лейся, песня, над Печорой». В Усть-Цильму съехались фольклорные коллективы, так или иначе знакомые с традицией усть-цилёмов. Конкурсное прослушивание было закрытым, широкая же аудитория смогла услышать участников только на гала-концерте. Вечером 11 июля такое мероприятие состоялось на большой эстраде рядом с футбольным полем — местом проведения Усть-Цилёмской горки в последние годы. Уровень коллективов был довольно разным, но нам особенно было приятно узнать, что Гран-При получил коллектив «Пижма» из Замежной. Так что целую неделю мы жили рядом с лучшими певцами! И пели с ними на Пижемской горке!
     На этом же концерте на сцене мы узрели Альберта Семёновича Дуркина из села Хабариха, от которого 6 лет назад мы записали 2 былины (помимо множества песен). Мы подошли к нему после выступления ансамбля из Хабарихи и попытались уговорить его спеть нам былины. Альберт Семёнович был не против, но его коллектив уезжал в Хабариху, и, стало быть, и он тоже. Но завтра они должны были приехать на концерт и «горку». И после концерта былинный сказитель обещал быть в нашем распоряжении.
     Среди членов жюри Межрегионального фестиваля были профессор Российской академии музыки имени Гнесиных Светлана Конопьяновна Игнатьева и заведующая кафедрой этномузыкологии Вологодского государственного педагогического университета Галина Петровна Парадовская.
 
     Утром 12 июля в Доме культуры Усть-Цильмы состоялся мастер-класс членов жюри, на котором, во-первых, давались советы участникам, а, во-вторых, были подняты проблемы фольклора более широкого толка. Так, например, С. К. Игнатьева похвалила один из коллективов за то, что спели песню полностью, без сокращений. К сожалению, в сценическом варианте народная песня нередко сокращается, приспосабливается к вкусам публики. Другая проблема — невозможность погружения молодёжи в традиционную народную культуру, со всеми её диалектными, бытовыми нюансами. Об опыте такого «погружения» (в виде долгой жизни в деревне со всеми вытекающими отсюда особенностями) своих студентов рассказала Г. П. Парадовская.
     В конце мастер-класса выступил Игорь Поздеев, поведавший о знаменитых костюмах Усть-Цильмы, которые до сих пор шьются по старине. Этот рассказ сопровождался прекрасными местными песнями.  
В 16 часов в Доме культуры Усть-Цильмы состоялся концерт к 100-летию со дня рождения Кирилла Матвеевича Чупрова — известного усть-цилёмского певца. Коллективы выглядели более раскрепощёнными, нежели на вчерашнем гала-концерте, а самое яркое впечатление осталось от финальной песни «Вы вставайте-ко, братцы» (запевал Игорь Поздеев), спетой сводным хором всех участников фестиваля. Эта песня звучала настоящим гимном гордых и сильных духом усть-цилёмов!


А.С.Дуркин

     На концерте премию за вклад за сохранение традиционной культуры получил Альберт Семёнович Дуркин, а после многочисленных фотографирований со всеми желающими былинный сказитель уединился с нами в отдельную маленькую комнату (отдельное спасибо директору Дома культуры за помощь), где и спел былины. Большинство участников нашей экспедиции слышали настоящего сказителя впервые, и, конечно, запомнят этот день надолго!
     Апофеозом всей поездки стала, конечно, Усть-Цилёмская горка! Вот что писала в далёком 1929 году о «горке» выдающаяся ленинградская фольклористка Наталья Павловна Колпакова в книге «У золотых родников»:
 
     «Шелестят тяжёлые пышные шелка. Плавно волнуются сборчатые сарафаны. Колышутся пышные цветы штофных, затканных шёлковыми цветами «шалюшек». Громадные шёлковые платки отливают множеством нежных оттенков — бледно-палевых, розовых, тёмно-синих…
     Пышная золотисто-алая гирлянда девушек и молодок медленно плывёт по улице, низко кланяется, расходится, сплетается в цепи и круги…»
 


Усть-Цилёмкская «Горка»
(фигура «на четыре стороны»)

     С тех пор прошло много лет, но это великолепие костюмов осталось. В Усть-Цилёмской горке в 2013 году участвовали более 100 человек! Это действо состоит из нескольких фигур, а начинается всегда «столбами», когда участники выстраиваются парами или тройками друг за другом, а потом пары и тройки из конца колонны плавно переходят в её начало.
     Последующие фигуры — «круг», «на две стороны» (в других местах — «стенка на стенку»), «вожжа» (в других регионах — «змейка»), «на четыре стороны», «плетень» — следуют в свободном порядке, в зависимости от инициативы хороводницы. Под каждую фигуру поются специальные песни. Особенно яркой в Усть-Цильме показалась «вожжа», напоминающая большую, извилистую реку из множества людей!
После основных фигур начинаются танцы под гармошку. К сожалению, нам надо было торопиться на поезд, и до конца «горку» мы не досмотрели. Но и то, что сняли (в три камеры!), сильно впечатляет!
 
     Обратная дорога прошла не без сложностей. Одна из наших трёх машин (именно та, в которой ехал руководитель экспедиции с железнодорожными билетами!) не поместилась на паром. Естественно, народу с «горки» ехало много (в том числе и члены жюри), и все не влезли. К счастью, паром вернулся за нашей машиной, и на поезд в Ираёле мы успели.
     В поезде у многих участников установилось «упадническое» настроение. Многим хотелось вернуться назад, на Север, на речку Пижму, в село Замежная, в деревню Черногорская… Но у нас остались записи, фотографии, и, самое главное, тёплые воспоминания о событиях экспедиции!
 
 
 
Участники экспедиции у поезда Воркута-Москва
 
                               
  Авторы текстаК.Корзун
А.Охлобыстина
                                                                Т.Ляховский
 
Фотографии: М.Иглицкий, О.Федотова, Е.Бойцова,
Ю.Ланцева, Ю.Дмитрюкова, Е.Климин

© Вебстудия ФГБПОУ «Академическое музыкальное училище при МГК имени П.И.Чайковского», 2006-2019
Москва, 121069, Мерзляковский пер., д. 11. Тел.: +7 (495) 691-05-54

Меню сайта

закрытьМеню сайта

Сведения об образовательной организации

История Училища

Абитуриентам УЧИЛИЩА

Абитуриентам ШКОЛЫ

Студентам

Методика

Музыкальная школа

Сектор педагогической практики

Конкурсы и фестивали

Проекты

Мультимедиа

Масс-медиа

Концерты

Библиотека

Общежитие

Архив

Противодействие коррупции

Обработка персональных данных